Глава патрульной полиции дал первое расширенное интервью

В своем первом большом интервью Александр Фацевич, руководитель патрульной полиции Украины, рассказывает, чем действительно занимается его служба, и объясняет, на каких преступлениях специализируются разные города.

0

Руководитель патрульной полиции Украины Александр Фацевич практически не общается с прессой. «Не люблю публичность», — сознается руководитель наиболее публичной структуры МВД. Беседа с корреспондентом издания «Новое время» стала первым большим интервью 29-летнего майора со времени его прихода в патрульную службу.  В течение своей непродолжительной службы в полиции Александр даже успел сделать карьеру: сначала он был назначен начальником Главного управления патрульной полиции города Киева, а теперь возглавил департамент патрульной полиции МВД Украины.

В полицию Фацевич попал, можно сказать, случайно. С детства мечтая стать военным, он закончил факультет аэромобильных войск Одесского института сухопутных войск. Потом служил в 79 и аэромобильной бригаде, а после освобождения преподавал в Волынском военном лицее. С началом событий на Донбассе пошел добровольцем защищать Украину — возобновиться в 79-ю бригаду сразу не удалось.

В январе 2015-го добровольческий батальон «Свитязь» под командованием Фацевича попал в окружение под Углегорском. С боем он вырвался из окружения, добровольцы вывели за собой бойцов ЗСУ. За эту операцию Фацевич получил орден «За мужество» третьей степени.

— У вас уставший вид

— Нормально, бывало и тяжелее. Меня, как мужчины и военного, мотивирует то, что на этом месте я могу что-то сделать и увидеть конкретный результат.
И потом, когда видишь ребят-патрульных, как они горят работой, это мотивирует еще больше. По телевизору показывают только вершину айсберга — как улыбающиеся полицейские делают селфи с горожанами, а то, сколько у полиции вызовов, насколько тяжелую работу они выполняют, — не показывают.

Все видели видео с Хрещатика с таксистом, где девушке-патрульной руку ломали (речь идет о задержании на Площади Независимости 16 сентября 2015 года водителя такси, который отказался убирать неправильно припаркованную машину и оказывал сопротивление патрульным). Большой дядя, по-видимому, думал: ну, молодежь, я вам сейчас покажу. Показал. Задержали за злостное неповиновение, завезли в райотдел. И в итоге таксисты машины с Майдана убрали. Мы бы хотели добиваться результатов меньшей кровью — беседой, вежливостью, но пока не всегда получается.

— Необычно слышать это от силовика

— А мы и не силовики! Наша главная функция — это общение с гражданами. Общение и защита.

— Почему вы решили работать в полиции, как принимали решение?

— После того как мой батальон вышел из окружения и нас наградили, позвонили из МВД, пригласили на собеседование с министром Арсеном Аваковым и заместителем министра Экою Згуладзе. Они и предложили мне поработать, правда, о должности тогда речь не шла.
Я тогда не сразу согласился. Всю жизнь видел себя лишь в армии. В добровольческий батальон МВД тоже шел воевать. В то же время мне хотелось быть полезным для государства. Потому, подумав, согласился и с марта учился у грузинских и американских коллег.

— Как вообще готовят человечных полицейских?

— Это небыстрый процесс. Большинство ребят пришли с желанием что-то изменить. Но в то же время мы — часть этого общества, такие же, как все. У нас есть правило: относись к другому так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Вот я хочу, чтобы ко мне в органах местного самоуправления относились по-людски, потому и сам пытаюсь работать по этому принципу.
Для нас все равны и все люди. Даже у правонарушителя, применяя спецсредства, мы обязательно спросим: не жмут вам наручники? Я не говорю, что все это делают идеально. Но мы пытаемся.

— Есть такая мысль — если милиционерам платить такие же зарплаты, как и патрульным, выдать гаджеты и достаточно бензина, они будут так же работать. Как вы считаете, это так?

— У патрульных мотивации больше, и дело не в зарплате, а в желании помогать людям и навести в городе порядок. Не у всех милиционеров этот мотив есть. Конечно, когда есть обеспечение, то качество улучшается. Однако если нет мотивации, нет желания, эффективность этой работы будет невысокой.

Есть много милиционеров, которые хорошо работают. Вот таким место в полиции. Не только в патрульной. Мы все ждем 7 ноября (вступает в силу закон о национальной полиции) и надеемся, что взаимодействие патрульной полиции с милицией станет эффективнее.

Есть ли у патрульной полиции какое-то расчетное время прибытия на место ДТП?

— Сейчас — 10 минут, но все зависит от загруженности города. И еще один фактор: не бывает случаев, когда экипаж свободен. В Киеве очень много вызовов по номеру 102 — 5 тыс. в день. Для сравнения: в Житомире — всего 150.

— В первый месяц работы патрульной полиции было 4 тыс. звонков, почему сейчас стало больше?

— К началу работы полиции было 1 800-2 000 звонков. За первый месяц произошел прыжок в два раза. Я думаю, что это показатель доверия, потому что преимущественно увеличились количество звонков относительно административных правонарушений: хулиганство, где-то шумят и тому подобное.

Для нас важно, что появились звонки о случаях насилия в семье. Раньше не звонили, потому что милиция не приезжала. Сейчас патрульные приезжают, и все об этом знают. Соответственно, количество вызовов растет.

— Количество ДТП в Киеве упало или увеличилось за три месяца работы патрульной полиции?

За три месяца в Киеве случилось 10 000 ДТП. По сравнению с прошлым годом, рост на 30% связан с тем, что каждый год количество транспорта у нас увеличивается. А в последнее время особенно — через события на востоке страны и в Крыму. В Киев приехало много переселенцев. Поэтому я не думаю, что количество ДТП выросло через недостатки патруля.

— Есть ли случаи взяточничества среди патрульных?

Мне таксисты часто говорят: патрульные взяли деньги. Но ни одной фотографии, ни одного видео нет, спросишь номер машины — не помнят. Если бы у нас хоть один патрульный взял деньги, думаете, не сняли бы его с работы? Если вы столкнулись с таким случаем, называйте номер машины или время и район, снимайте видео, будем выяснять.

Конечно, есть случаи. Например, в Одессе, где полицейского уволили  за то, что взял «благодарность». Или случай, когда полицейский пытался продать шлем, который забрал на месте ДТП. Мы сейчас разбираемся с этим.

Но это единицы из 5 тыс. человек по всей Украине. И наиболее интересно, что в обоих случаях нарушителей привели сами патрульные, их коллеги. Это нормально. Коллектив отталкивает тех, кто ему не нужен.

— Какие недостатки украинской патрульной службы вы выявили за три месяца ее работы?

— Личная безопасность. Главное задание патрульного вернуться живым. Мы обеспечиваем безопасность граждан и помогаем, но если патрульный не может сам себя защитить — это большой риск для всей системы. Поэтому мы продолжаем учить патрульных, как общаться с агрессивно настроенными людьми, держать дистанцию.

Есть проблемы с оформлением протоколов, пока с этим не все справляются хорошо. Процент бывших сотрудников ГАИ среди полицейских очень низкий, учатся все уже по мере работы.
Еще ребята и девушки пока путаются в статьях. Но все знать невозможно, тем более за такой короткий период времени! Пытаемся эти недостатки исправлять и компенсировать своим отношением к людям.

— А на работу патрульных есть жалобы

— Идет много негатива. Но я всегда спрашиваю: почему юристы не пошли в полицию? Они есть, но их мало. Или, например, полицейских обвиняют в нарушениях правил дорожного движения, но у меня же не стояли в очереди водители с большим стажем вождения.
В Киеве заявки подали 36 тыс. граждан, из них выбрали лучших. У некоторых просто есть водительское удостоверение, а стаж вождения не очень большой. А все, кто критикует, почему сами не пошли в полицию? Если считаете, что разбираетесь лучше, почему вас нет среди нас?

— Вы проводите дополнительную учебу патрульных по проблемным вопросам?

— Конечно, начальной подготовки 2,5 месяца недостаточно даже при высокой интенсивности.

— А были уже случаи применения патрульными огнестрельного оружия?

— По людям — нет. В воздух стреляли при задержании, однажды пришлось стрелять в собаку. Преимущественно применяли оружие для предупреждения. Была ситуация, когда на патрульных пыталась напасть группа людей, один из них достал пистолет, выстрелил в воздух. Помогло. И вообще, просто так в человека не выстрелишь. Это очень сложно, говорю вам, потому что воевал. В США применения патрульными огнестрельного оружия доведено до автоматизма. Мы к этому тоже стремимся.

-Отличается ли работа патрульной службы в разных городах?

— В Киеве правонарушений намного больше, даже учитывая размеры города. Во Львове и в Одессе, вместе взятых, количество правонарушений менише раз в десять, чем в Киеве.

Да и специфика преступлений разная. Во Львове водители любят ездить, выпивши. В Одессе такого меньше, но там больше уличных грабежей. В Киеве есть и то и другое, и в намного больших количествах.

Мы, учитывая это, думаем о ротации полицейских. Ребятам из других городов полезно приехать в Киев на стажировку, здесь действительно много сложных работ, и на местах им потом будет легче. Ну а наших киевских полицейских нужно отправлять в меньшие города — и отдохнут, и обменяются опытом.

Подписывайтесь на наши ленты в Facebook, Viber, Telegram и Messenger: все самые важные автомобильные события в одном месте.