Lotus Seven: Памятник себе

Для экс-советских заводов выпуск одной и той же модели на протяжении десятков лет – признак ущербности. В случае с празднующим полувековой юбилей Lotus Seven – это памятник гению конструктора, чьи идеи с честью выдержали проверку временем: сегодня реплики «семерки» выпускаются во всем мире.

У «тройки» (1968–1970 гг., 350 экз.) более легкая и жесткая рама плюс новые моторы, включая «родной» Lotus с парой распредвалов. Lotus Seven Четвертая генерация Lotus Seven (1970–1973 гг., 900 экз.) получила угловатый пластиковый кузов, очередную линейку моторов и подвеску от Lotus Europa. Lotus Seven Lotus Seven У звезд, знающих толк в драйверских автомобилях, «семерка» столь же популярна, как лимузины у народных избранников. Можно только представить, сколь посредственна была аэродинамика первых Seven (1957–1960 гг., 242 экз.) из-за вздыбленных велосипедных крыльев. Модель S2 (1960–1968 гг., 1350 экз.) отличалась формой крыльев, гаммой новых моторов, задним мостом от Ford Escort и передними дисковыми тормозами. Реплик на тему «семерки». Caterham Seven (Великобритания)Реплик на тему «семерки». Mitsuoka Zero (Япония)

Для экс-советских заводов выпуск одной и той же модели на протяжении десятков лет – признак ущербности. В случае с празднующим полувековой юбилей Lotus Seven – это памятник гению конструктора, чьи идеи с честью выдержали проверку временем: сегодня реплики «семерки» выпускаются во всем мире.

В детстве англичанин Колин Чепмен (1928–1982 гг.), как и его сверстники, бредил исключительно мотоциклами. И когда в 17 лет он списал свой Panther 350, въехав в бок такси, родители тут же купили ему универсал Morris 8. Но этот автомобиль, по словам Чепмена, в силу своей тесноты и медлительности годился разве что для «свиданий вслепую». Например, с Хейзл Уильямс, которая стала сначала меценатом конструктора, а потом и его женой. Выпущенная еще в 1938-м малолитражка то и дело ломалась, и первокурсник Лондонского университета превратился в завсегдатая автосвалок, которые и вдохновили его на первый бизнес. После войны легковушки на островах были в большом дефиците, и Чепмен с друзьями буквально из металлолома восстанавливал рухлядь вроде Morris 10/4, умудряясь продавать по 5-6 авто в месяц! Правда, бизнес оказался сколь прибыльным, столь и скоротечным: введенное с 1947 года в Англии новое налогообложение сделало покупку подержанных «колес» невыгодной.

Первым делом самолеты?

Колин принялся переделывать колымаги для участия в соревнованиях. И эмпирическим путем, постоянно участвуя в гонках, он пришел к оптимальной формуле, реализованной в Lotus MkVI: шасси и трансмиссия Austin 7, форсированный мотор и самодельный кузов родстер.

После службы в авиации Чепмен попал в концерн British Aluminium, где окончательно сформировалась концепция его «Лотусов»: трубчатый каркас, обшитый алюминиевыми листами, плюс мягкая подвеска в сочетании с очень жестким шасси, гарантирующая отменную управляемость. Лучше всего результаты его творчества характеризует то, что организаторы вынуждены были изменить правила проведения соревнований – MkVI выигрывали все и вся. Впрочем, на тот момент у Колина уже было столько заказов, что он решил официально выпускать непобедимые «шестерки» и в 1952-м на средства своей подруги зарегистрировал Lotus Engineering.

Злостный уклонист

«Семерка» изначально задумывалась как дорожная версия MkVI, чью тесноту и жесткое «трамвайное» шасси вне трасс терпеть было невозможно. Хотя внешне они отличались мало, по сути это были разные автомобили. Хотя Чепмен и увеличил базу, но рослые водители за рулем все равно не помещались, а при поднятом тенте влезть-вылезти из родстера мог разве что школьник.

Передняя независимая подвеска на поперечных рычагах получила витые пружины и стабилизатор поперечной устойчивости, задний мост на винтовых пружинах с направляющими рычагами и тягой Панара позаимствовали у седана Standart Ten. Конструкция шасси не изменилась, но принцип экономии веса был возведен в абсолют: дворники, брезентовый верх, коврики, одометр и кузовная краска числились в опциях, боковые окна и «печка» не предлагались вовсе. Зато весил Seven всего 330 кг и даже при нижнеклапанном Ford 100Е (1194 см куб., 40 л. с.) разгонялся на высшей, 3-й передаче до 130 км/ч. Топовая версия Super 7 c фактически гоночным CC FWA (1097 см куб., 75 л. с.) весила 372 кг и развивала все 165 км/ч. Потрясающие удельная мощность и устойчивость давали водителю возможность ездить, руководствуясь лишь инстинктами и интуицией и оттачивая навыки прохождения поворотов в управляемом заносе.

Жизнь после смерти

При цене в 990 фунтов Lotus конкурировал разве что с Mini, но фактическая стоимость составляла всего 587 фунтов – так что «семерку» называли четырехколесным мотоциклом не только за ее управляемость. Дело в том, что, внимательно изучив законодательство, супруги Чепмен стали выпускать «Лотусы» в виде сборочного комплекта, поскольку такой вид продажи не облагался налогом. Начинающей фирме это было выгодно, а истинным поклонникам доставляло особое удовольствие собрать свой болид собственными руками.

И все же мало кто мог предположить, что этот кургузый автомобиль с мотоциклетными колесами и шинами, «велосипедными» крыльями и фарами станет любимцем публики, олицетворением британской школы спорткаров и будет выпускаться так долго. Тем более что сам Чепмен быстро охладел к «семерке» и в 1973-м прекратил ее производство. Но Seven не умер: права на него вместе со всем оборудованием приобрел Caterham. Колин считал, что удачно пристроил лежалый товар – ведь с 1973 года на подобные «конструкторы для взрослых» вводился налог. Сегодня модификации и реплики «семерки» строят более 20 фирм во всем мире. А значит, Lotus Seven «живее всех живых».

Сергей Суховский
Фото Lotus, Caterham, Mitsuoka, Panozи Ford

Подписывайтесь на наши ленты в Facebook, Viber, Telegram и Messenger: все самые важные автомобильные события в одном месте.





НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ