3G – это качественные дороги по всей стране, а 4G – это магистрали между крупными городами

Когда в Украине появится качественная связь четвертого поколения, которую можно сравнить с современными автобанами, что такое 3G и 4G, в чем разница между этими сетями, рассказывает технический директор Vodafone Украина Евгений Фрунза.

0
vodafon
Евгений Фрунза
технический директор Vodafone Украина

Сеть скоростной связи 3G в Украине начали развивать только в прошлом году. И мобильные операторы утверждают, что связь следующего поколения – 4G, обеспечивающая еще более быстрый обмен информацией, может появиться в Украине совсем скоро.

Компания Vodafone Украина недавно провела тестирование 4G. Технический директор оператора Евгений Фрунза рассказал, насколько новая технология может изменить рынок и почему Vodafone Украина будет развивать 3G и 4G параллельно.

– Вы заняли должность технического директора в мае этого года. Какие персональные задачи и цели компания перед вами поставила?

– Главная задача – высокое качество голосовой связи и передачи данных, возможна только с развитием сети 3G по европейским стандартам, которые существенно превышают украинские. Качество Vodafone должно быть лучше, чем у других операторов.

– Каким образом Vodafone развивает сети 3G?

– Мы не просто заменяем 2G оборудование на 3G – мы построили новую сеть, установили тысячи базовых станций, как на новой территории, так и на имеющихся площадках, расширили транспортную систему, которая сегодня способна пропускать терабайты мобильного трафика, внедрили новейшее программное обеспечение. Без лишней скромности скажу: по техническим параметрам сеть Vodafone не только лучшая в Украине, но и более современная, чем сети многих европейских стран.

– Есть трудности в процессе развития сети 3G?

– Проблемы возникают с размещением новых базовых станций, под которые трудно найти новые места, особенно в крупных городах.

Также есть ограничения на строительство 3G в так называемых конверсионных областях – Житомирской, Запорожской и Черкасской. Диапазон частот, который государство выделило под 3G, в этих областях используют военные. Поэтому мобильная и военная связи могут мешать друг другу. Поэтому армию в этих регионах нужно перевести на оборудование, которое будет работать в другом диапазоне. Это реально, но требует времени.

– В последнее время стало больше аварий в мобильных сетях. Недавно без связи оказались абоненты Киевстара в Киеве и Одессе. Эти проблемы связаны с переключением на 3G?

– Когда идет замена оборудования и тестирование сети, могут возникать определенные трудности, это правда. Но мы стараемся большинство работ проводить ночью, чтобы это было максимально незаметным для абонентов. Что касается аварии в Одессе, там был поврежден оптический кабель. Перерезали кабель нам и Киевстару. Наш трафик пошел резервными каналами, поэтому у наших абонентов связь была. А вот почему в КС не сработало резервирование, которое является стандартной практикой в телекоме, я не знаю.

– Какой процент территории Украины сегодня покрывает сеть 3G от Vodafone и насколько компания планирует ее увеличить?

– Мы измеряем покрытие не площадью территории, а количеством абонентов, которые живут на этой территории. Сегодня наша сеть покрывает территорию, где проживает почти 50% населения Украины. В основном, это областные и крупные районные центры.

К концу года Vodafone планирует повысить покрытие до 60%. Мы двигаемся «вглубь», следующий этап расширения — районные центры, небольшие населенные пункты и села.

Параллельно развиваем сеть в курортных зонах Херсонской, Николаевской и Одесской области. Специально перед летним сезоном Vodafone значительно расширил покрытие 3G в этих регионах. По возрастанию трафика мы видим, что решение было правильным.

– Развивать сеть 3G вы начали позже конкурентов. Какие факторы позволили догнать конкурентов?

– Сначала мы несколько проигрывали конкурентам в темпе расширения сети. Но это была наша сознательного позиция – строить ради качества, а не сомнительного «первенства». Наша стратегия – обеспечить ковровое покрытие с акцентом на качество. Мы не гонимся за количеством населенных пунктов, и сейчас, на примере других операторов, видим, к чему приводит спешка: постоянные сбои, отсутсвие покрытия и надлежащей скорости 3G и, как следствие, недовольство абонентов. Тот, кто поспешил, теперь вынужден перестраивать свою сеть. Сеть 3G – это огромные инвестиции, поэтому наша стратегия заключается в том, чтобы использовать эти инвестиции разумно, строить правильно от самого начала, чтобы не переделывать потом.

– Недавно вы провели тестирование технологии LTE, которая позволяет развивать связь следующего поколения 4G. Зачем проводить такие тестирования, если сеть 3G еще не развита в полной мере?

– Оборудование, которое мы сейчас устанавливаем в сети 3G, поддерживает и стандарт LTE (4G ready), это даст нам возможность интегрировать технологию 4G быстро и без значительных капиталовложений. Для того, чтобы проверить, насколько быстро можно осуществить переключение на 4G, и проводятся тесты. До конца августа мы полностью завершим этот процесс и объявим результаты.

Также тестирование необходимо для того, чтобы государство смогло определиться с частотным диапазоном, на котором будет внедряться в Украине 4G.

– Насколько реально запустить технологии 4G в следующем году?

– Все зависит от того, когда государство выделит операторам частоты. Нам нужна лицензия. Внедрение 4G может происходить быстро – за шесть месяцев можно все выполнить. С технической точки зрения у нас все готово.

Но нужно помнить, что смартфонов, поддерживающих 4G, в Украине не так уж и много. Проведу аналогию с автомобильными путями. Нет смысла строить многополосную автостраду между условными Ивасюками и Бердичевом. Хватит дороги на две полосы, при условии, что она качественная и надежная. А широкие дороги должны быть между Киевом и Львовом, Харьковом и Одессой. Из этого выходит, что 3G – это качественные дороги по всей стране, а 4G – это магистрали между крупными городами. 4G сети строятся там, где сосредоточен плотный трафик.

– Насколько рынок может измениться после запуска 4G?

– Рынок изменился и еще будет изменяться в результате внедрения 3G. Сейчас формируется привычка пользоваться интернетом ежедневно и повсюду. Переход к 4G не будет столь ощутимым, как это было с переходом на 3G. Но сеть 4G даст толчок к развитию инновационных направлений, таких как «Интернет вещей».

– Каким образом вы будете развивать конкурентные преимущества Vodafone в технологической плоскости?

– Мы будем внедрять в Украине инновационные технологии, с которыми работает Vodafone на других рынках. Наша компания — мировой игрок №1 в технологическом аспекте. Vodafone участвует в разработке многих новых технологий, в том числе стандарта 5G, который планируют ввести в коммерческую эксплуатацию до 2020 года.

Европейский офис подсказывает нам, какое оборудование, какие решения использовать лучше. Украина внедряет 3G, когда в мире уже накоплен большой опыт, поэтому мы можем не повторять ошибки, которые допускали те, кто начинал осваивать эту технологию 5-10 лет назад. Мы используем функционал, который хорошо оправдал себя на других рынках.

– Насколько защищенными являются персональные данные абонентов Vodafone?

– Мы сохраняем массив данных об абонентах в течение длительного времени. Все эти данные – это отдельная IТ-система. Поэтому мы построили data-центры, которые по мощности и уровню безопасности ничем не отличаются от data-центров Google или Microsoft.

Мы инвестируем миллионы долларов на повышение уровня безопасности нашей сети и защиту персональных данных. Ведь, если люди почувствуют, что их персональные данные под угрозой, они уйдут от нас.

Когда Vodafone заходил на украинский рынок, то требовал аудита информационной безопасности данных. Соглашения бы не произошло, если бы в этом контексте были проблемы.

Подписывайтесь на наши ленты в Facebook, Вконтакте и Telegram: все самые важные автомобильные события в одном месте.